№ () / Статьи

«..Prev
[28.05.2006]

Владыка Игнатий: «Меня Господь вел к себе…»

Владыка Игнатий:

«Меня Господь  вел к себе…»

Епископ Петропавловский и Камчатский владыка Игнатий… 13 мая 2006 года он отмечает тезоименитство. Его путь к Спасителю оказался тернист и долог. И продолжается до сих пор, потому что уложить это в привычные временные рамки невозможно. К Спасителю мы идем вечно. И каждый своим путем.

 

 

Чин следовал ему, он службу вдруг оставил

В 1978 году высокий худощавый лейтенант Сергей Пологрудов осторожно  открыл массивные двери и тихо ступил под своды единственного в Вильнюсе православного мужского монастыря Святого Духа. Сейчас-то владыка Игнатий понимает, что туда его привел Господь. А тогда новоиспеченный офицер, знакомясь с достопримечательностями литовской столицы, считал посещение монастыря обычным любопытством. Он с интересом рассматривал внутреннее убранство храма обители, и если бы кто-нибудь в тот момент сказал ему, что через несколько лет  он окажется здесь на правах послушника, наверное, рассмеялся бы в ответ. Большей нелепости атеист-лейтенант и представить себе не мог.

В Вильнюсе будущий священнослужитель оказался после окончания Иркутского государственного университета. Вместе с дипломом инженера-физика ему вручили удостоверение офицера запаса и очень скоро призвали на службу в Прибалтийский военный округ. Тогда это было обычным явлением, и офицеров, призванных на два года, можно было встретить в любой воинской части.

Армейскую службу владыка до сих пор вспоминает с благодарностью. Там он не только закалился физически и морально. Особый дух товарищества, присущий военной среде, взаимовыручка, умение принять верное решение в ответственный момент – все это ему очень симпатизировало. А потому одно время он серьезно подумывал о продолжении военной карьеры. Однако в последний момент все-таки сделал выбор в пользу гражданской жизни и, отслужив положенных два года, вернулся в Иркутск, где его пригласили работать в научно-исследовательский Сибирский энергетический институт. Спустя три года он получает новое предложение – возглавить лабораторию медицинской кибернетики при Сибирском филиале Всесоюзного научного центра  хирургии. Ему предстояло создать математическую модель больного человека, с помощью  которой врач мог бы, проанализировав возможные варианты лечения, выбрать наиболее эффективный. И будущий священник начинает работу. Формировать сначала в голове, а затем на компьютере универсальную модель человеческого тела. Только тела. О душе он тогда еще не думал. И вообще в ту пору его привлекало совсем иное. У него были весьма перспективная по тем временам работа, интересные друзья. Он многим увлекался. И только религия его не интересовала никак.

Модель человека он создал. Более того, даже начал готовить кандидатскую диссертацию по этой теме, и ему определили научного руководителя в Киевском институте сердечно-сосудистой хирургии, который возглавлял замечательный кардиохирург, поборник здорового образа жизни Николай Михайлович Амосов.  О личном знакомстве со знаменитым ученым владыка вспоминает до сих пор.

Но настал 1988 год. Повеяли ветры перемен. Вся страна сидела перед телевизорами и смотрела съезд народных депутатов. Захватывающее открывалось зрелище. Никогда прежде ничего подобного видеть и слышать не приходилось. Потом на работе молодые ученые делились впечатлениями. Тогда же священнослужители получили возможность открыто проповедовать и рассказывать о православии. С одним из таких, архиепископом Иркутским и Читинским Хризостомом, и знакомится  наш герой. Эта встреча круто изменила жизнь Сергея Пологрудова. Хризостом оказался не только сам по себе интересным человеком, но и обладал энциклопедическими знаниями. Он рассказывал такие вещи, которые для молодого ученого были открытием. И когда под   влиянием владыки Сергей начал ближе знакомиться с православием, понял: все, чем интересовался прежде – философия, психология, литература, живопись, музыка – было лишь подготовкой к обретению истинного смысла жизни. Тогда же он принимает таинство крещения, и все чаще молодой перспективный ученый задумывается о том, чтобы посвятить себя служению Церкви.   

Затем владыку Хризостома переводят в Литву, а резиденцию епископа определяют в мужском монастыре Святого Духа. Что делает наш герой? Он берет положенный для написания диссертации отпуск и  отправляется в Вильнюс. После трех месяцев проживания в монастыре приходит окончательное понимание того, что это его путь. Он возвращается в Иркутск, увольняется  с работы и постригается в монахи.

Что в имени его…

Встречу с владыкой Хризостомом нынешний глава Камчатской епархии Русской Православной Церкви судьбоносной считает не только потому, что она круто изменила его жизнь. Тогда архиепископ Иркутский и Читинский подарил духовному ученику книгу епископа Игнатия Брянчанинова – популярного святителя XIX века. Известен он тем, что в свое время переработал труды раннехристианских монахов с замечательными мыслями и чудесными советами по духовному совершенствованию человека и на их основе составил пятитомник, адаптированный к современности. Эти труды не просто покорили будущего владыку. Они стали для него, что называется, настольными. И хотя у иноков не принято выбирать себе монашеского имени (они узнают его в момент пострига), для ученика владыка Хризостом сделал исключение. Перед самым постригом он поинтересовался, какое бы имя хотел носить монах, и в ответ услышал: «Игнатий. Это мой самый любимый святой».

В мужском монастыре Святого Духа отец Игнатий провел восемь лет, которые считает одними из лучших в жизни. За эти годы он окончил Московскую духовную семинарию, из послушника дорос до благочинного (который ведает внутренними делами монастыря – авт.). И все у него складывалось хорошо, как жизнь вновь сделала крутой поворот. В ту пору тяжело заболел епископ Петропавловский и Камчатский Нестор. У него случился обширный инфаркт. Врачи военно-морского госпиталя в Петропавловске едва его выходили, а затем он отправился к себе в Майкоп поправлять здоровье. И где-то около года Камчатская епархия оставалась без епископа или, как принято говорить, вдовствующей. А потому на одном из заседаний Священного Синода святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II обратился к священнослужителям: «Братья архиереи! У кого из вас есть человек, которого можно было бы рукоположить  и отправить на Камчатку?» Присутствующий на Синоде владыка Хризостом предложил кандидатуру иеромонаха Игнатия. Вскоре он был приглашен в Москву и рукоположен в епископы. 

Пастырское служение

Жизни наши находятся в руке Божьей. Владыка Игнатий вырос в обычной семье, где верующей была только бабушка. Тем не менее считает, что все его родственники всегда оставались православными.  Например, когда мама болела, незадолго до ее смерти, убираясь в комнате, он обнаружил у нее под подушкой иконку. Отца же владыка помнит плохо.  Тот умер, когда будущему епископу едва исполнилось 12 лет. И хотя особой воцерковленности в семье Пологрудовых не отмечалось, тем не менее, владыка Игнатий имеет один из высших церковных санов. Разве это не воля Божья? Да и в другие узловые моменты жизни, когда судьба в очередной раз испытывала его, всегда вмешивался Господь. Так случилось и с назначением в Камчатскую епархию. Оно не было его выбором. Более того, незадолго перед назначением он готовился перейти в самый строгий мужской монастырь – Вааламский. Но поскольку монах при постриге дает обет послушания, подчинился безропотно.

Кстати, когда владыка Игнатий направлялся на Камчатку, он на несколько дней заехал в Иркутск и встретился с университетскими однокашниками. Встреча запомнилась тем, что бывшие сокурсники несколько неловко себя чувствовали. Даже не знали, как к нему обратиться. Сейчас, когда порой звонят по телефону и слышат только голос,  называют,  как в студенческую пору. А тогда  он пришел в церковном облачении, и  ни у кого из них не повернулся язык назвать его мирским именем.

Памятной в тот раз оказалась и еще одна встреча - с бывшей коллегой по институту. Она сама пришла к нему в гостиницу, они долго беседовали. Прощаясь, женщина сказала, что непривычно видеть его в этом облачении, но она очень рада, что он нашел свой путь. А еще раньше, когда отец Игнатий был уж благочинным  мужского монастыря, он получил письмо от другой сотрудницы, в прошлом убежденной атеистки, члена партийного бюро института. Обращаясь к нему по сану, Ваше Преподобие, она писала, что стала верующей и хотела бы приехать в Вильнюс поклониться  святыням. В их монастыре находились мощи  мучеников виленских – Антония, Иоанна и Евстафия.

Сегодня на Камчатке, пожалуй, никто не сравнится с владыкой Игнатием в известности. Глубокое уважение и среди верующих, и среди атеистов он заслужил, без  всякого преувеличения, подвижнической деятельностью по возрождению православия на полуострове. Дополнительное свидетельство тому – национальная премия «Человек года», которую владыка получил в 2005 году. За время, что он возглавляет Петропавловскую и Камчатскую епархию, при его самом деятельном участии построены десятки часовен, открыты несколько православных храмов и молельных домов, число прихожан  увеличилось в разы. Но вот что удивительно. Когда ему об этом говорят, он всячески открещивается от своих заслуг. «Это делают конкретные люди, а я их только благословляю», - обычно в таких случаях  отвечает он. И приводит массу примеров.

Взять строительство собора Святой Живоначальной Троицы. Оказывается, на возведение храма владыку подвигли прихожанки Ида Платонова и Ангелина Мнушкина. Он знал, насколько сложно для столь небогатой епархии, как Камчатская, осилить возведение кафедрального собора, а потому  хотел только реконструировать ныне действующий храм. Они же ему непрестанно говорили: владыка, давайте строить собор. Поддержал его в этом начинании тогдашний градоначальник Петропавловска Александр Дудников. Окончательно же он утвердился  в своем решении после разговора с бывшим вице-губернатором Синченко. В одну из встреч, когда епископ поделился с собеседником сомнениями – нет  ни проекта, ни денег, ни материалов, строительная база в городе разрушена, Борис Петрович ответил ему: «Владыка, Вы начните, увязните в это, а потом обратной дороги уже не будет, придется строить». Что епископ Петропавловский и Камчатский и сделал.

Конечно, один в поле не воин, но и недооценивать пасторского примера тоже нельзя. Труднее всего, оказывается, стронуть камень с места, но когда первоначальный толчок дан, начинается, как говорят в литературоведении, самодвижение образов.

- К примеру,  инициатором строительства часовни преподобного Ильи Муромца,- делится владыка, - выступил начальник Северо-Восточного пограничного управления генерал-лейтенант Валерий Путов. Курировал строительство подполковник Юрий Жмурко, а возводили ее пограничники своими собственными силами.

Так же получилось и с походом владыки на подводной лодке. Не потому, что епископ к этому стремился. Подводники предложили. А позже выяснилось, что это был первый случай, когда священник прошел на субмарине Северным морским путем. И данный прецедент даже занесли в Книгу рекордов Гиннесса.

Служение Богу не терпит суеты

За неполные девять лет, что владыка Игнатий возглавляет Камчатскую епархию, главным своим делом он считает служение Господу нашему.  Если же говорить о памятных событиях, то это, безусловно, празднование 300-летия православия на Камчатке, которое отмечалось в октябре минувшего года. И особенно тот день, когда устанавливали памятник святым апостолам Петру и Павлу. Под проливным дождем на площади собралось огромное количество людей – практически весь Петропавловск, и никто не ушел, презрев хляби небесные. И такое чувствовалось духовное единение людей, что просто мурашки по телу шли от этого ощущения. У владыки до сих пор перед глазами стоят события минувшего октября.

Ощущает  ли епископ Петропавловский и Камчатский Игнатий гордость за сделанное им на полуострове? Правильнее будет сказать, что испытывает он чувство благодарности к тем, с кем вместе идет по жизни. По словам владыки,  удивительные люди живут на Камчатке. Глубоко порядочные, духовно богатые, очень интересные. Как грани алмаза. И чем дальше в глубинку, тем они душевнее.

В подтверждение этих  слов он  рассказал о  недавней поездке в Корякию.

Туда владыка Игнатий прибыл, чтобы провести открытые уроки для многих еще непонятного учебного предмета «Основы духовной культуры». Первое занятие прошло в 11-м классе. Епископ начал с вопроса к юношам и девушкам: о  чем бы они хотели поговорить? Неудивительно, что разговор пошел о любви. Общались около часа. Следующий урок владыка проводил в младших классах. По окончании  к нему подошла завуч и попросила провести еще один урок у выпускников.  Мол, ребята просят. Проговорили еще час. В общей сложности в тот день владыка встречался со старшеклассниками трижды. И когда уже  собирался уходить, они вновь подошли к нему и спросили разрешения встретиться с ним вечером в гостинице. Естественно, он согласился, хотя про себя подумал, что будет поздно и ребята, наверное, не придут. Но ошибся.  В одиннадцать вечера класс в полном составе ожидал его в вестибюле гостиницы. Они разместились в его номере, кто где: на диване, на полу… Проговорили до трех ночи. О браке, чистоте отношений, любви. Именно тогда владыка подумал: как было бы хорошо, если бы учителя разговаривали с ребятами на эту тему постоянно. Может быть, тогда меньше бы встречалось на российских просторах нравственных уродов.

Огромная просветительская деятельность, постоянное участие в различных светских мероприятиях, организация благотворительных марафонов и фестивалей духовной музыки, регулярные экспедиции в самые отдаленные уголки Камчатки, встречи с паствой и при этом руководство епархией, частые богослужения в храме…  Как епископ находит на все время? Где черпает силы? На этот вопрос владыка ответил так:

- Если говорить о силах физических, то в юности, да и позже, я активно занимался спортом: теннисом, греблей. И, видимо, накопленный потенциал еще дает себя знать. Сейчас тоже стараюсь поддерживать форму, но времени совершенно нет. Сначала я пытался планировать  рабочий день. Но затем раздается один звонок, второй, и все планы рушатся. Силы же духовные, а это гораздо важнее, может дать и дает только Спаситель.

Но стержневая линия не подлежит ревизии вот уже девять лет. Каждый день и час  пребывания на Камчатке епископа Игнатия становятся днем и часом духовного просветления и нравственного воспитания жителей полуострова, во всяком случае, тех из них, которые не забыли о более значимых понятиях, чем скоротечная мирская жизнь.

 

Матвей Каргин

«..Prev

Версия для печати ++
Перейти к разделу >>
Перейти к номеру >>




Владыка Игнатий: «Меня Господь вел к себе…»